Храм святителя Василия Великого

На главную ‹ Православный форум храма св. Василия Великого ‹ Искусство ‹ Литературная страница ‹ Тема: Статьи православного психолога Легостаевой М.В.
Страниц: 1 2 3 [4] Вниз Печать
Автор Тема: Статьи православного психолога Легостаевой М.В.  (Прочитано 51470 раз)
ВераН
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 6670



Email
« Ответ #45 : 09 Декабря 2016, 11:22:33 »

Любить врага своего… Часть 1. Психологический механизм проекции.
 
Любые духовные заповеди даны нам не случайно. Исполнение (или не исполнение их) отражается и на двух других уровнях человеческой личности: душевном (психическом) и телесном.
И если мы будем принимать заповеди всего лишь как нравственный императив, цель которого просто облегчить способы сосуществования человека в социуме, то это искаженное, поверхностное понимание христианства.

Итак, любить врага своего… (продолжение в следующем посте)

На первый взгляд может показаться, что эта заповедь призывает нас к человекоугодию. Ну как же? Меня призывают любить того, кто по определению заслуживает осуждения.

Однако, такой подход отражает  упрощенное понимание назначения этой удивительной заповеди. Человекоугодие, мазохизм, лизоблюдство – это все не имеет к христианству никакого отношения. Другое дело, что мы можем иногда наблюдать проявления этих качеств у людей, называющих себя христианами. Но это отдельная тема.

Как православного психолога, меня, прежде всего, интересует: в чем заключается назначение этой заповеди в плане разрешения той задачи, которую ставит перед собой православная психотерапия? А именно - способствовать процессу исцеления личности человека.

Мы хотим измениться, изменить свою жизнь, сделать ее полной и счастливой. И не ради врагов своих, а ради себя. Для этого мы должны найти ответ на вопросы: какой психологический аспект содержится в этом утверждении?  Реально ли эту заповедь воплощать практически? И если да, то как можно это делать?
Почему в нас временами присутствует ощущение, что жизнь, которую мы проживаем, это не совсем наша жизнь? И наши собственные мысли, чувства и поступки далеко не всегда отражают нас  самих. Мы чувствуем сожаление, уныние, обиду, гнев, зависть. Временами страдаем от одиночества и отсутствия близости в отношениях.

Когда мы говорим об исцелении как о терапевтическом процессе, то имеем в виду приведение в целостное состояние всех  разрозненных психических составляющих личности (мысли, чувства, намерения, поступки). Но это не все. Согласно христианской концепции, было время, когда человек был целостным существом. Условно говоря, в нем было все едино: дух (связь с Богом), душа (психика) и тело. Но произошло событие, которое описывается в Библии как акт грехопадения. Первые люди Адам и Ева искусились запретным плодом с дерева познания. Это привело к тому, что вся былая целостность человека разрушилась. Люди заразились духом самости – гордыней.  В результате этого события человек, наделенный даром безусловной свободы, но при этом лишившись непосредственного и постоянного общения с Богом, стал склонен ко греху. Он стал совершать поступки, которые все дальше уводят его от его прямого предназначения – воплотить в себе Образ и Подобие Творца. Эта задача стоит перед нами именно как задача, как смысл человеческой жизни. Для осуществления этой задачи, нам необходимо исцелиться, привести все свои психические разрозненные части в целостное состояние. Вот короткое изложение «мифа о грехопадении». Подробнее можно почитать об этом в других источниках.

Чтобы идти дальше нам необходимо понять суть тех внутренних процессов, которые происходят в человеке в его обычной жизни, прямо сейчас в каждом из нас происходят…

Не случайно многие психотерапевтические школы оперируют такими понятиями как фрагментарное (расщепленное) состояние психики; «здоровая» и «нездоровая» части личности. Важно обратить внимание на то, что психотерапия искала и продолжает искать способы описания исцеления человека от его внутренних конфликтов. Уже становится понятным, что порождают эти конфликты некие образования внутри личности, которые можно описать как субличности.    

Самое распространенное  понимание субличностей выражается такими понятиями, как «внутренний ребенок», «внутренний взрослый», «внутренний родитель».

Не надо думать, что такое состояние человека (внутренне расщепление)– это обязательно грубая патология. Все они, в легких формах присутствуют в каждом из нас. Иногда это может быть даже и не очень заметно, поскольку мы привыкаем жить во внутренних конфликтах, в унынии; испытывать раздражение, гнев, обиду и т.д.

Мы видим, что психотерапевты различных психотерапевтических направлений процесс психотерапии представляют себе именно приведением в целостное состояние психических расщепленных составляющих личности. И для описания этого процесса используют свой, удобный для практической работы, язык. В психоанализе используются термины: эго, суперэго, и т.д. И представляется, что все эти составляющие имеют разную динамическую направленность, растаскивая и даже как бы разрывая личность на части. Понятно, что этими терминами мы пользоваться не будем. Нам скорее удобнее просто говорить о расщепленном (лишенным целостности) психическом состоянии, и о разной направленности (разные задачи) у тела, души и духа.
 
Итак, потеряв свою целостность в грехопадении (заразившись гордыней), человек начинает воспринимать и себя, и весь мир фрагментарно. Он не способен понять и принять себя во всей своей полноте. Происходящие в нем психические процессы: мысли, чувства, намерения - противоречивы. Частично психические процессы не осознаются, поскольку вытеснены в бессознательную зону (см. мою статью О БЕССОЗНАТЕЛЬНОМ).
Как же тут быть, что делать, чтобы начать этот процесс исцеления, как распутать весь этот клубок, за какую ниточку потянуть, чтобы он начал разматываться?
Самое время рассказать о таком психическом механизме как проекция.

Этот своеобразный защитный механизм использует наше эго для того, чтобы оградить себя от невыносимых для него ударов по самолюбию. (Об этом тоже написано в статьях О  БЕССОЗНАТЕЛЬНОМ).

Что это за механизм? Что мы должны знать о нем, чтобы научиться в себе его  замечать. А замечать его очень важно, поскольку именно с признания в себе этого механизма, с  исследования того, как он работает и может начаться раскручивание клубка нашей неосознанности (неведения) и приведение нас к исцелению.

Первое чувство, которое может возникнуть при чтении  описания о том, каким образом  работает механизм проекции, это отрицание. Но не торопитесь ему поддаваться. (Отрицание тоже может быть психологической защитой).

Итак, проекция означает, что я, имея внутри себя какие-то личностные качества, не хочу их в себе признавать, просто вытесняю их в зону в бессознательного. На уровне сознания это выглядит примерно так: я никогда бы так не поступил; как он  мог это сделать? Какой он … плохой и т.д. Происходит осуждение, критика, возмущение…

Христос говорит в Евангелие именно об  этом механизме, так распространенным среди людей,  когда соринку в чужом глазу видят, а в своем глазу бревна не замечают.

Что же мы видим, глядя на нашего условного врага? Враг этот ведь именно мой. Для кого-то этот человек возможно и не являться врагом. Он не вызывает у него и такого гнева, и такого неприятия, и такого раздражения, как у меня. А возможно, даже почти наверняка, есть люди, которые его любят… Именно это указывает на то, что внутри нас что-то сильно резонирует с тем, как он себя проявляет и это вызывает возмущение.

На сознательном уровне мы  же, конечно, видим в нем то, чего в нас нет. И можем с уверенностью сказать о себе, что мы так никогда бы не поступили. И все наши психические силы направлены на гнев «праведный», чтобы как-то этого врага научить правильно мыслить и  поступать. Мы жалуемся на него, рассказываем о том, какой он плохой или просто высокомерно вычеркиваем этого человека из своей жизни.

Теперь самое время вспомнить о  механизме проекции. С полной уверенностью можно заявить, что то, что мы не хотим принять в своем враге, есть в нас. Пусть на 1%, пусть на сотую долю процента, пусть на уровне помысла, но мы имеем в себе склонность к тому же самому греху, к такому же поступку. Иначе бы такого резонанса не возникло по определению. (Возможно, просто Господь нас уберег от искушений в силу того, что обстоятельства нашей жизни были иными).

Однако, чисто теоретическое предположение этого факта (что в нас это тоже есть) нам ничего не дает…
Первоисточник: https://vk.com/wall4563130?offset=80&own=1&w=note4563130_11761641
« Последнее редактирование: 09 Декабря 2016, 14:32:38 от ВераН » Записан

"Извлеки драгоценное из ничтожного, и будешь, как уста Мои"

 Пророк Иеремия
ВераН
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 6670



Email
« Ответ #46 : 09 Декабря 2016, 11:32:14 »

Любить врага своего…
Часть 2. Духовный аспект исцеления личности.


В процессе самопознания, приобретения опыта внутреннего христианского самовоззрения мы можем увидеть в себе это. Таким образом получается, что именно через механизм проекции мы стали способны видеть в себе какую-то свою часть личности, видеть то, что до сих пор нами отвергалось, не принималось, было от нас отделено. И теперь (слава Богу!) мы можем ее, эту часть личности в себе признать и принять. Суть исцеления именно в том, чтобы ни одной частички не было бы утрачено. Ничего не было бы отторгнуто. Это как при собирании паззла, все части должны встать на свое место. Тогда есть ощущение завершенности, ощущение целостной картины. Так же и в человеке должно быть.

Но что же делать, если эта часть неприглядная, некрасивая? Мы испытываем  стыд за то, что в себе это обнаружили…
Ответ простой: никакого уныния. Мы христиане. И нам дана возможность  именно полного исцеления (стать личностью во Христе). А для этого у нас есть Церковь со своими церковными Таинствами. Есть возможность исповеди, покаяния, причастия…
Святые говорили много о необходимости любить врагов. Это важнейшее из условий нашего исцеления. До тех пор, пока мы отвергаем своих врагов, мы не способны видеть себя во всей своей полноте, а принимаем себя лишь фрагментарно. Какие-то свои части отвергаем, не хотим с ними соприкасаться, какие-то выделяем и формируем свое представление о себе не  основе всей полноты своей личности, а лишь исходя из частичного принятия себя. Но этого не должно быть. Ничего не должно быть отвергнуто в человеке. А те, условно говоря, «нездоровые части», которые не принимаются нами,  должны быть исцелены. В этом случае они смогут интегрироваться в структуру личности безболезненно.

По сути, именно этот процесс, осознанная работа над этой заповедью, и способен нас привести к полному исцелению нашей личности. Поэтому заповедь любить врагов своих стоит в особом ряду заповедей.  В своем духовном взрослении человек проходит разные этапы. В какой-то момент для него становится совершенно очевидным, что продолжать свой путь самоосущестлвения во Христе без соблюдения этой заповеди невозможно. Без этого он вынужден оставаться всего лишь на уровне фарисейского благочестия. Мы помним из Евангелия случай, когда благочестивые фарисеи и книжники собирались побить камнями женщину, взятую в прелюбодеянии. Вот этот отрывок:
 "Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень.  
8И опять, наклонившись низко, писал на земле.  
9Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди.  (Ин6 7-9)"

Стали уходить один за другим, начиная от старших. Почему так? Видимо, взрослому человеку, прожившему большую и сложную жизнь, легче осознать в себе  механизм проекции. И уже приходит иное понимание себя, а в связи с этим приходит принятие людей. Но для этого необходимо начинать думать в этом направлении.

Итак, получается, что если у нас есть враг, условно говоря, человек, который вызывает большую неприязнь, раздражение, который причинил нам боль, то мы можем воспользоваться этой ситуацией, как возможностью научиться любить. Как следствие – это приведет к удивительному благодатному результату: принятию себя, исцелению своей личности от скрытых, неосознаваемых духовных болезней, от страстей. И тем самым это приблизит нас ко Христу. Любить хорошего человека можно и обыкновенной мирской любовью. Но для того, чтобы любить врага, надо иметь любовь иного порядка – любовь Христову.

А вот что говорят святые о любви к врагам:
Нет ничего в мире достойнее удивления, как любовь к врагам (Блаженный Августин).
Настоящая христианская любовь проявляется отношением к недругам (Феофан Затворник).

Понимание этого процесса, а именно, что любя врага своего, мы, прежде всего, проявляем заботу о себе, исцеляя свою душу, очень важно. Таким образом, мотивация становится нашей внутренней, нашим личным намерением, а не внешним указанием извне.  А внутренняя мотивация способна приводить к удивительным результатам.  Никакие указания извне не могут заставить человека менять свое мировоззрение. Чтобы это процесс происходил, необходимо захотеть самому. И захотеть так, чтобы каждый день начал проживаться в свете этой задачи.

Любящий врага своего претворяет  в тишину волнующееся море, ибо муж гневливый назван морем, возмущенный ветрами (Иоанн Златоуст).

Конечно, никто не спорит, процесс этот трудный. Иногда обиды кажутся просто невыносимыми, боль причиненная врагами, не утихает годами. Но если мы ставим перед собой цель: исцеление, стяжание благодати, то у нас нет иного выбора. Даже одно только намерение – начать любить врагов своих - уже бывает услышано Богом. И мы почти сразу начинаем ощущать поддержку свыше в этой трудной, но такой необходимой  работе над собой.

Не следует, однако, принимать призыв любить врага, как то, что вам следует оставаться с таким человеком, если его присутствие угрожает вашей физической или психической безопасности. Необходимо разумное и уважительное отношение к себе. А значит, не искушать, не подвергать вашу жизнь и здоровье опасности там, где можно этого избежать. Речь не об этом. Христианство не призывает к мазохизму (получению наслаждения от страдания).

Оно дает нам верное указание, как в этом мире жить, если мы хотим быть счастливыми. Для этого всегда надо начинать с себя. Исцеляя себя, принимая себя, тем самым мы становимся способны любить ближнего. Ведь зачастую именно ближние нас больше всего раздражают и именно с ними отношения для нас бывают временами невыносимыми. И тогда уже грань между ближним  и врагом становится весьма условной. Такой человек становится нашим учителем, помогая нам исцеляться от основного нашего духовного заболевания – гордыни.  

Как говорили святые отцы, заниматься, прежде всего, следует своим «внутренним человеком». Вот основная точка приложения наших сил. Исцеляется наша душа - постепенно отношения с людьми из ближайшего круга улучшаются.

Постепенно обиды, жалость к себе, уныние, раздражительность, чувство одиночества – все это начинают оставаться в прошлом.
И начинается процесс, который напоминает то, как расходятся круги по воде от брошенного в нее камня. Этот процесс постепенно начинает захватывать людей вокруг нас. А «неудобные» ближние, условные враги наши, всегда рядом.
До тех пора пока мы далеки от стяжания в себе духа благодати, Господь, заботясь о нашей душе,  будет попускать нам таких людей и в семье, и в ближайшем нашем окружении, и в рабочем коллективе.
Стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся. (Серафим Саровский).

Первоисточник: https://vk.com/wall4563130?offset=80&own=1&w=note4563130_11761640
  
  
« Последнее редактирование: 09 Декабря 2016, 14:33:27 от ВераН » Записан

"Извлеки драгоценное из ничтожного, и будешь, как уста Мои"

 Пророк Иеремия
Наталья 1234
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 3655



« Ответ #47 : 09 Декабря 2016, 11:38:20 »

А я не жалуюсь на врагов. Я о них забываю. И плохим словом не вспоминаю.

У нас брат брата спящего и всю его семью в доме поджог. Одумался, дом горит, брат брату в окно стучит. Разбудил, выпрыгнули через окно. Брат на брата дело заводить не стал. А впоследствии дочь его приютил.

Какая тут проекция? Что общего у них? Один озлобленный, другой просто человек. Не верующий.
Записан
ВераН
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 6670



Email
« Ответ #48 : 09 Декабря 2016, 11:42:46 »

Наташа, каждый своей мерой меряет. Тут речь о том, что если нам кто-то не нравится, возмущает, раздражает, то нужно понимать, что в нем есть то, что созвучно нам. Нашей греховной части личности, которую мы часто не хотим за собой замечать. И исследуя свое отношение к людям, можно научиться лучше себя понимать, лучше видеть собственную греховность. И с этого начать процесс своего духовного исцеления.
Записан

"Извлеки драгоценное из ничтожного, и будешь, как уста Мои"

 Пророк Иеремия
Наталья 1234
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 3655



« Ответ #49 : 09 Декабря 2016, 11:45:36 »

Не знаю. Сам с усам.
Записан
ВераН
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 6670



Email
« Ответ #50 : 23 Января 2017, 13:00:41 »

Христианская психотерапевтическая концепция работы с детскими травмами. Ч1.

Тема работы с детскими травмами сама по себе довольно сложная. (Ее можно обозначить как ключевую тему всех терапевтических направлений). Но наша задача еще больше усложняется тем, чтобы суметь максимально точно раскрыть эту тему в рамках христианского мировоззрения. Раскрыть ее во всей глубине именно так, как она не может быть раскрыта никаким светским направлением психотерапии.

Желание исследовать эту тему возникло давно. Однако решиться писать об этом было не просто. Получилось так, что я прочитала книгу Мерелин Мюррей «Узник иной войны». (Ее легко найти в интернете). В ней автор  открыто и честно рассказывает о пути своего личного исцеления, и о тех результатах, к которым оно привело. Уже в процессе прочтения становилось понятно, что опыт Мерелин не может остаться незамеченным для того, кто работает в  концепции православной психотерапии.

Восприятие материала статьи потребует от читателя владение определенными психологическими понятиями. А также понимание динамики внутренних психических и духовных процессов, происходящих внутри личности, ищущей своего исцеления.    Поэтому прежде чем продолжать чтение, я рекомендую прочитать мои статьи: «О понимании бессознательного с точки зрения православного психолога» и «Любить врага своего». Обе они имеют непосредственное отношение к тому, с чем нам предстоит разобраться. Собственно говоря, и написаны они были для того, чтобы можно было последовательно подойти к теме исцеления от детских травм.
Итак, психотерапевтический метод, который предложила Мерелин Мюррей, дает хорошие результаты при работе с детскими травмами.  Думаю, ошибочно рассматривать его как методику или набор техник, которыми может воспользоваться любой желающий.

Исследуя взаимосвязь успешно проведенной психотерапии с использованием определенного метода, было замечено, что тот эффект, который дает психотерапевтический метод, во многом зависит непосредственно от личности терапевта. А это означает, что если нам удастся определить ключевые личностные особенности автора метода, мы сможем выявить саму суть этого метода. Это даст возможность успешно работать не только применяя наработки Мерелин Мюррей,  но расширить  область применения  ее метода.

Возможно ли широко распространить этот опыт? Возможно ли человеку, проводя работу по самопознанию без терапевта, использовать его для своего исцеления? Для этого необходимо ответить на вопросы: в чем суть концепции? на чем она базируется?  Отвечая на эти вопросы, мы не можем оставить без внимания мировоззренческую позицию автора метода, ее жизненные ценности, опыт ее личного исцеления.

Коротко история самой Мерелин такова: будучи восьмилетним ребенком она пережила опыт насилия, и вытеснив этот случай (забыв о нем), она, уже став взрослым человеком, прошла курс терапии. Это  привело не только к психологическому исцелению, но и явилось началом духовного возрождения личности.  В дальнейшем она стала проводить терапию не только с людьми, имеющими подобный опыт детских травм, но и с заключенными, осужденными по статье за насилие. Подробнее можно узнать из ее замечательной книжки.

Мы уже знаем (см. статью «О бессознательном») о том что травмирующие психику события зачастую вытесняются в область бессознательного (забываются). Включается такой своеобразный защитный механизм, который позволяет ребенку как-то сохранить себя, свое психическое здоровье, поскольку детская неокрепшая психика не в состоянии этого выдержать.
Механизм этот позволяет пережить ситуацию, совершенно не рассыпаться на части, не сойти с ума. В момент травмы боль (эмоциональная или физическая) занимает все пространство личности. И тут уже нет других вариантов. В этот момент человек ощущает себя оставленным, брошенным, одиноким. Но это не означает, что пережитое событие, даже если оно вытеснено,  не оказывает влияние на жизнь человека во взрослом состоянии. Можно о нем не помнить, но по каким-то косвенным признакам ощущать, что что-то в жизни происходит не так. Это могут быть периоды затяжной депрессии, склонность к зависимостям, серьезные трудности во взаимоотношениях и другие проявления.

В этой же статье («О бессознательном») рассматривались формы и способы психотерапевтической  работы. Один из них заключается в том, чтобы суметь выделить в личности человека определенные субличности (части). Травмирующее событие приводит к тому, что целостность личности находится под угрозой разрушения. В данном случае Мюррей обозначает это так, что изначально существует радостный и «естественный ребенок», в котором заложены задатки способностей, способность к творчеству, способность испытывать всю гамму чувств, способность к духовному развитию. Нам в данном случае удобнее применить термин «ребенок, доверяющий Богу». Это некий синоним «естественного ребенка» поскольку изначально это доверие в человеке заложено.

Изменив терминологию таким образом, мы уже готовы к тому, чтобы глубже войти в суть внутреннего конфликта. (А это уже готовит определенную почву для его разрешения).

Травмы и насилие, с которыми встречается ребенок, образуют т.н. «море боли» или субличность, которую она называет «плачущим раненым ребенком».  Для того чтобы оградиться от боли, включается защитный механизм в виде возникновения субличности  – «контролирующий ребенок». Исходя из самого определения «контролирующий ребенок», понятно, что именно эта субличность стоит как бы на чеку и  не позволяет человеку соприкоснуться со своим глубинным Я.  Этот «контролирующий ребенок» использует различные способы оградить человека от болезненных эмоциональных переживаний. Это может происходить  посредством зависимостей (алкоголь, наркотики, пищевая зависимость, секс, табакокурение).

В тоже время могут возникать, так называемые, социально одобряемые зависимости или отвлекающие приемы:
- зависимые отношения с другими людьми,
- школа,
- работа,
- церковь (в данном случае понимается зависимость от внешней стороны обрядов и правил),
- спорт,
- музыка,
- телевизор, компьютер и т.п.

Эти зависимости исполняют роль своеобразного защитного механизма. Он как бы обеспечивает временную анестезию в период эмоциональной боли, для уменьшения влияния психологической травмы. В то же время этот же самый контролирующий защитный механизм не позволяет человеку соприкоснуться с другим полюсом переживаний – глубокого понимания себя, истинной близости с другими людьми, и выстраиванию личностных отношений с Богом. Все эти три сферы жизни человека (отношения с самим собой, с людьми, с Богом) связаны между собой.

В результате на основе того, что болезненные чувства подавляются, а механизмы защиты не осознаются,  на поверхность выходит такая субличность, как «сердитый бунтующий ребенок». Это и понятно, в глубине души человек осознает, что живет на поверхности своих чувств, интуитивно понимая, что что-то с ним не то.

Второй вариант развития возникает при условии, что человек подавляет свой гнев, осознавая неправомерность его выражения вовне. Тогда  возникает «упрямый эгоистичный ребенок», испытывающий море боли. В основном все мысли такого человека сосредоточены на жалости к себе, и на претензии к обстоятельствам своей жизни.

Таким образом, происходит подавление «естественного ребенка», который оказывается вытесненным «контролирующим», «бунтующим» или «эгоистичным» ребенком. В этом случае человек утрачивает способность воспринимать жизнь, радоваться ей и находить удовольствие в самом процессе бытия. Неудовлетворенность собой, эмоциональная боль, одиночество, уныние – вот что составляет основную палитру его эмоциональных переживаний.

Здесь необходимо оговориться, что понятие субличностей – это условные понятия, которыми мы пользуемся для того, чтобы дать описание внутренних психических процессов и через это описание найти способы исцеления (приведение психики в целостное состояние).

Итак, мы определили, что возникновение «контролирующего ребенка» возникает тогда, когда в душе человека сознательно или на бессознательном уровне рождается ропот против Бога. Ведь это Он попустил ситуацию…  Одновременно (осознанно или нет), в душе ребенка формируются и претензии к родителям. Ведь это они не досмотрели…

Это и понятно. Детская вера в Бога не способна включать в свое сознание многие христианские понятия, которые способен осилить только взрослый, личностно зрелый человек. Не имея глубокой зрелой веры (а мы и не можем требовать таковой от ребенка), у него происходит подмена веры на свои силы, свою самость. Таким образом, ребенок начинает развивать в себе контроль, опору на себя, на свое эго. Он, как  ребенок, искал защиты, искал любви. И вот его в какой-то момент его жизни произошли события, которые привнесли в душу ощущение одиночества, пустоты, мрака, боли. Чтобы оградить себя от этих переживаний и начинает развиваться опора на свою самость, включается контроль.

Следует отметить, что психологические травмы имеют разную степень глубины. Совсем не обязательно, чтобы это было сексуальным или жестоким физическим насилием.
Существует специальный термин – депривация. Он обозначает потерю, лишение. В основном все детские травмы связаны с эмоциональной депривацией. Это означает, что в какой-то момент ребенок ощутил недостаток безусловной любви к себе. Причины этому могут быть очень разные, и как было отмечено, это не всегда какое-то из ряда вон выходящее события. Для ребенка депривация может быть связана  с тем, что в семье рождается еще ребенок, или ребенок на какое-то время остается без мамы. Развод родителей, алкоголизм одного из родителей, ну и другие причины…

В каждом случае это свои травмирующие моменты. То, что взрослый человек может пережить относительно адекватно, для ребенка может быть травмой, приводящей к тому, что он закрывается от соприкосновения со своими чувствами. Можно с полной уверенностью сказать, что если человек стремится избегать отрицательных переживаний, то становится закрыт и к переживанию в полной мере таких чувств, как радость, любовь, дружба. Условно, используя язык метафоры: человек, отказавшись (избегая) «своего креста», будет лишен возможности испытать и «радость воскресения». В данном случае, это означает, что прийти к духовному освобождению человек может только тогда, когда имеет в себе мужество принимать в своей жизни все, что Господь уготовил ему на его пути. Это мужество не психологического характера. Это духовное мужество, связанное с верой, надеждой, молитвой, любовью к другому человеку и Богу. Все это наполняет человеческую жизнь тем особым смыслом, благодаря которому человеку даются  силы преодолевать испытания.

Источник: https://vk.com/id4563130?w=note4563130_11763231
Записан

"Извлеки драгоценное из ничтожного, и будешь, как уста Мои"

 Пророк Иеремия
ВераН
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 6670



Email
« Ответ #51 : 23 Января 2017, 13:14:00 »

Христианская психотерапевтическая концепция работы с детскими травмами. Ч 2.

Итак, обезопасив себя от негативных переживаний, и тем самым лишившись возможности в полной мере переживать близость с другим человеком, любовь, радость, одновременно человек лишает себя и возможности личностных отношений с Богом.
И на этой почве вполне могут произрастать такие состояния как гордость, тщеславие, самодовольство… Но эти состояния проистекают из другого источника. И они обязательно имеют противоположный полюс: уныние, гнев, одиночество, зависть, ревность…

Если человек долго пребывает в таком состоянии, то он может совсем потерять веру. Выстраивать свою жизнь без веры, опираясь на свое эго - это путь в направлении внутренней пустоты, ощущения мрака и боли.
Итак, осознавая все эти процессы, которые возникают внутри человека, что мы можем с этим сделать?

Исцеление, полное исцеление личности, как таковое, всегда захватывает духовную сферу. Должно быть что-то вне (или выше) этих разрозненных частей (субличностей). Исцеление подразумевает интеграцию этих частей в единое тело. А также должен существовать некто (или нечто) кто способен «запустить интеграционный механизм», придавая ему определенную динамическую направленность, ведущую личность к исцелению.
С точки зрения психотерапии для исцеления личности необходимо привести все эти разрозненные части личности в единое целое. Субличности привести к одной здоровой личности. Эта здоровая личность в нашем случае может называться: «человек, обретший зрелую веру». (У Мерлин Мюррей эта субличность называется «чувствующий взрослый»).

Названия можно давать и другие, важно, чтобы они как можно точнее соответствовали сути. А суть истинного исцеления заключается в процессе обожения. Личность возвращается к вере в Бога.  При этом человек сохраняет в себе все особенности детского доверия, искренности, любви, но возвращается  уже на другом уровне. Именно зрелая личность имеет опыт удаления от Бога, но также имеет и опыт покаяния и прощения своих врагов. Исцеление невозможно без покаяния, без примирения  с Богом.
Все мы помним слова из Евангелия: “Истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное” (Матф.18:3). 

Но ведь кто-то должен собирать эти травмированный детские субличности в единое целое? Понятно, что это под силу  именно тому самому взрослому внутри нас, который обрел Бога. Таким образом, получается, что одновременно мы и обретаем Бога (открываемся процессу обожения) и в то же время, сам этот процесс и является исцеляющим процессом.

Зачастую, не имея никакого представления о субличностях, о «травмированных детях» внутри себя, человек этот процесс интуитивно ощущает в себе. Многие  понимают о чем речь, поскольку опытно проходят через целительный опыт покаяние и прощение.

Однако чтобы управлять этим процессом осознанно, чтобы его можно было описать как психотерапевтический процесс, мы прибегаем к такой терминологии.  Но не следует на этом фиксировать внимание. Самое главное, это понять: исцеление может совершаться только в Боге и только с Его помощью. Это означает, что терапевтический процесс обязательно затрагивает духовную сфера человека.

Для лучшего понимания происходящего исцеляющего   процесса мы представляем человека существом трехсоставным, состоящим из духа, души и тела. (Для светской психотерапии только душа и тело). Условно говоря  - это такая многоуровневая система со своей иерархией, где дух занимает высшую ступень.

Предполагается, что если проблемы происходят на одном из уровней, то решение они могут получить только, если проработка происходит, как минимум, на уровень выше. Детские травмы возникают на психическом (душевном) уровне. Получается, что если мы делаем попытку разрешить эти проблемы на этом же уровне  (как это делает светская психотерапия), то ожидаемого результата не получим. Необходимо задействовать уровень духовности. Это предположение подтверждается опытом. И об этом надо помнить.

Теперь о том, что мы можем делать, если хотим каким-то образом разобраться со своими внутренними состояниями, которые, как мы подозреваем, имеют корни в нашем детстве.
Следует отметить, что начинать такую работу с собой бесполезно, если человек игнорирует (не осознает) в себе духовную составляющую. Это может быть не только бесполезно, но и опасно для психического здоровья.

Для начала необходимо честно в себе увидеть и принять (дойти до той степени честности, на которую способны) тот факт, что существуют детские проблемы, которые каким-то образом оказывают влияние на качество жизни. Не следует обманывать себя в том, что некие внешние достижения, успех, материальное благополучие и даже зависть со стороны окружающих – это автоматически означает состояние благополучия и полноту бытия.

За внешним благополучием вполне могут стоять и ощущение внутренней  пустоты, и мрак, и боль. Иногда симптомы проявляются как психосоматика...

Для дальнейшего продвижения по пути исцеления совершенно необходимо будет обозначить свои собственные разрозненные субличности. Возможно, подойдет для этого терминология Мюррей, может быть, найдутся более точные определения. В индивидуальной психотерапии мы находили такие обозначения: «Оля, после того, как умерла мама», «Вася, после того как отец ушел из семьи». Тут важно точно описать, что случилось во внутренней жизни ребенка, как изменилось его мироощущение с этого момента. Определить, как это отразилось на взрослой жизни Ольги или Василия. Иногда такую работу можно проводить только совместно с терапевтом в процессе психотерапии.

Отделение «естественного» ребенка от нашего сознания может быть настолько сильным, что большинство людей даже не могут представить, что в каждом из них присутствует эта здоровая часть.

Для того, чтобы проделывать такую работу самостоятельно, необходимы еще два условия:

1. В человеке должен быть развит навык самонаблюдения и должно быть понимание, что изменение своей жизни всегда начинается с внутренних личностных изменений

2. Этому способствует поиск и обретение в себе наличия внутренних ресурсов (основной ресурс - это наша вера).

Однако все начинается с процесса самопознания или самоисследования. В этом человеку помогает ведение дневниковых записей. (На эту тему есть отдельная статья).

Описывая работу по исцелению детских травм, я все-таки избегаю давать конкретных жестких схем, где бы четко прописывалась последовательность шагов. Человек, который привык выстраивать свою жизнь по схемам, скорее всего, будет выполнять эту работу поверхностно.   

Процесс исцеления (интеграции разрозненных внутренних частей) временами может быть очень болезненным, поскольку приходится соприкасаться с сильными эмоциями, которые в свое время не были прожиты, а сейчас начинают выходить на поверхность. Но останавливаться нельзя. Если мы хотим результата, то необходимо пройти через эту боль.

В какой-то момент начинается исцеление. Прошлое как бы перестает держать, боль начинает отпускать и внутри приходит ощущение освобождения от прошлого. То «море боли», о котором писала Мююрей, начнет испаряться. Конечно, это не означает, что исцеление вполне осуществилось. Приходит понимание того, что после определенной психологической работы начинается духовная работа.

Без глубокого понимания смысла таких христианских понятий, как смирение, терпение, покаяние, человек работу по исцелению своей личность осуществить не способен. Это будут всего лишь разрозненные, фрагментарные кусочки, которые так и останутся кусочками. Полное исцеление возможно только в непосредственном сотрудничестве с Богом. Ключевым важнейшим моментом в работе с детскими травмами будет работа по исполнению заповеди: любите врага своего.

Процесс исцеления – это, по сути, процесс восстановления отношений с Богом. Но отношения это иные. Это личностные отношения, связанные с любовью и доверием к Богу. Это произойдет тогда, когда та наша субличность,  которая взяла на себя функции контроля, настолько будет доверять Богу, что человек способен будет произнести со всей искренностью: «Слава Богу за все».

Именно так начинается исцеление. Почему только начинается? Да потому, что предела возрастания в Боге у человека нет…
Исходя из содержания книги Мюррей, мы именно этот процесс исцеления наблюдаем у автора. Заложенная в детстве вера на какое-то время ушла куда-то в фон. Ее христианское служение в церкви не отражало личностных отношений с Богом.

Динамически ее представление о Боге, о христианстве никак не развивались до момента прохождения ей терапии. Именно это послужило толчком в изменении на более глубоком духовном уровне. Ее внутренний интегративный механизм, в своей основе имеющий веру в Бога,  позволил ей соприкоснуться с детской травмой. В психотерапии это носит название регресса. Человек как бы заново проходит через проживание тех болезненных чувств, которые были вытеснены.

Можно с полной уверенностью сказать, что ее исцеление было связано непосредственно с верой.
Несомненно, Мерелин Мюррей проделала большую внутреннюю работу. Вот цитата из ее книги: 
«А тот путь, который я прошла, он стоит затраченных усилий?
Этот последний вопрос я нередко задаю сама себе.
Зачем был нужен тот вечер, много лет назад, когда невинный, ничего не подозревающий ребенок шел по окаймленной изгородью заснеженной улице? Зачем были нужны те ужас и боль, невероятная агония разделения на части и погребение заживо этого измученного ребенка – внутренний и эмоциональный суицид? Хотела бы я вновь вернуться в то время, когда мне было восемь? Снова ехать на автобусе, но на этот раз выйти, не пропустив ни одной остановки? Если бы я вышла там, где надо, я избежала бы нападения, избежала многих лет физической и эмоциональной боли, избежала часов мучительной терапии. Избежала развода, избежала опустошения, вызванного отвержением и отсутствием поддержки. Я избежала бы всего этого. Что было бы со мной, если бы у меня был еще один шанс? Захотела бы я пройти заново через все это? Имело бы это смысл?
С вершины своей горы я вижу тюрьму во Флоренсе – такой, какой я запомнила ее в тот прощальный вечер (напомню читателю, что Мерелин Мюррей проводила психотерапевтические группы с осужденными по статье за насилие): силуэты сторожевых вышек, их длинные тени на песке безмолвного двора; луна блестит и отражается на проволочном заграждении, которое окружает моих друзей, вынужденных находится в этом месте.
Да, я сделала бы это еще раз. Это имело бы смысл».
Итогом исцеления личности, если это исцеление затронуло духовную сферу, будет служение людям.

Вернемся, однако,  к форме работы над собой. Уже понятно, что для того чтобы эта работа была проведена успешно, необходимо для себя обязательно определить стратегическую задачу. Задача это может быть сформулирована  - прийти к личностным отношениям с Богом. Тактические задачи могут формулироваться таким образом: примириться с собой, примирить все свои субличности, привести их в целостное состояние.

Совершенно очевидным становится решение других задач: примирение с родителями и  прощение «врагов» на самом глубоком уровне. Без этого важнейшего процесса человек попросту не способен обрести зрелую веру внутри себя. Другими словами всегда будет стоять стена между эго человека и Богом. И человек будет ощущать себя изолированным от божественной благодати. Душа его будет испытывать тоску и смятение.

Практически все направления психотерапии работают с детскими травмами. Однако задача этих направлений состоит в том, чтобы каким-то образом облегчить жизнь взрослого человека, приспособить его к реальности. В основном это происходит за счет усиления эго. Призывы полюбить себя, отпустить прошлое, жить в настоящем – в такой психотерапии осуществляются в основном за счет того, что человек ищет опору в себе. Тогда как именно православная (христианская) психотерапия в состоянии видеть целостную картину этого процесса, а значит, и направлять человека к исцелению в том глубинном понимании, в каком это только возможно.

Изменения в человеке происходят, когда он учится по-настоящему быть близким всем своим разрозненным субличностям, принимая каждую свою часть, ничего не отвергая в себе. Ничего не может быть лишним и вредным. Важно прийти к такому состоянию, когда эти части уже не будут захватывать личность, владеть ею. А это происходит по-настоящему только тогда, когда это путь со Христом в сердце. Несомненно, что именно  при этих условиях человек может решиться высвободить всех своих испуганных, плачущих, лишенных любви детей (субличности). Только тогда, когда он знает, что с Божией помощью ему по силам их утешить, всех примирить, никого не отвергать…

Итак, мы подошли к важнейшему выводу:  в глубинном своем основании  психотерапия  должна иметь духовный аспект. В самом основании своем это работа связана с тем, что наше ложное Я, которое мы обозначаем как наше эго, должно умереть. Только тогда в душе человека способен «родиться младенец Христос». И вся оставшаяся жизнь уже будет посвящена «выращиванию» этого младенца в своей душе.
И уже не я живу, но живет во мне Христос. (Гал. 2;20) 
Прийти к этому человек может через покаяние, примирение, прощение, любовь. А работа с детскими травмами – это необходимый важный промежуточный этап на пути обретения зрелой веры.


Источник: https://vk.com/id4563130?w=note4563130_11763230
Записан

"Извлеки драгоценное из ничтожного, и будешь, как уста Мои"

 Пророк Иеремия
ВераН
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 6670



Email
« Ответ #52 : 15 Февраля 2017, 10:28:32 »


ОСОБЕННОСТИ ДИНАМИЧЕСКОЙ ТЕРАПИИ. ПРАВОСЛАВНАЯ ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ ГРУППА.


Для того, чтобы рассказать о групповой психотерапии, а именно о об особенностях православной группы, следует несколько слов сказать о том, что собой представляет психодинамическая группа.

Ни раз уже в своих статьях я писала о том, что человеческая личность – это динамический процесс. Человек не статичен. И этот процесс имеет свою внутреннюю интенцию (намерение) на продолжение развития независимо ни от возраста, ни от каких-либо других ограничений.

Однако в нашем сознании сформировалась установка, что мы развиваемся до какого-то возраста, а дальше уже развитие останавливается. Это не так. Согласно всем духовным учениям человек призван пройти глубокую трансформацию в своем земном пути. В христианстве для этого есть определенный термин – преображение. Из плотско-душевного состояния выйти на уровень духовности… Состояние человека ветхого преобразить на человека во Христе. Но психологическое (душевное) неотделимо от духовного. По учению святых отцов дух в человеке есть высшая часть души.  

Не удивительно поэтому, что многие наши проблемы, в том числе и невротического характера, связаны с  ложной установкой, что мы уже сформировались, дошли до своего предела. Как правило, такое ощущение говорит о том, что мы подошли к важным новым этапам в своей жизни.

Человек никогда не останавливаться в своем развитии, при условии, что он разделяет христианскую концепцию. Ведь мы призваны развиться в полную свою меру и принести достойный плод к моменту перехода души в вечность.

На практике же получаются, что мы тормозим в себе эти процессы, препятствует своему развитию, надежно укрывшись в  условной «зоне комфорта». Развиваться, двигаться вперед временами бывает и страшно, и больно. Ведь приходится многое в себе менять, расставаться со старыми отжившими убеждениями, отказываться от любимых пристрастий и зависимостей, в том числе, и от нездоровых отношений с людьми. И ради чего всего это? Видимо, должны быть достойная цель. Святые отцы (и я не раз об этом писала) говорили о том, что важнейшая задача человека - это самопознание, исследование своего "внутреннего человека".  

Но вернемся к группе. Само название "динамическая" группа, говорит о том, что группа – это тоже живой организм. И она также подвержена изменениям. Как и человек, группа преодолевает ряд кризисов в своем развитии. Иногда кризисы бывают такие сложные, что группа находится на грани того, чтобы распасться.  Однако, как и в нашей жизни, любой кризис, который успешно преодолевается, выводит группу на новый этап развития. А посещающие такую группу люди испытывают инсайты, приводящие к устойчивым изменения.

Это не просто новое знание, полученное интеллектуальным путем. Условно говоря, можно прочитать массу книг по психологии, читать святоотеческую литературу, но к глубоким изменениям это не приводит. Интеллектуальные знания - это поверхностные знания... Но есть другая форма обучения - проходить через опыт. И вот такие опытные знания затрагивают человеческую личность на всех уровнях. Такие знания способны менять, преображать...  Меняются члены группы, и это, в свою очередь, меняет характер группы. Она  становится более зрелой.

Как это проявляется? Постепенно разрушаются психологические защиты между участниками. Уровень общения между членами группы становится глубоким, начинают подниматься и прорабатываться проблемы, которые  в начале группы даже невозможно было озвучить. Человек приближаясь к самому себе, понимая себя, начинает глубже и тоньше чувствовать, понимать окружающих людей, мир вокруг себя. И это не может не отразиться на его отношениях с Богом. Эти отношения тоже меняются. Ведь в христианстве Бог - это личность. И Он призывает нас к тому, чтобы мы искали с ним личностных отношений... Он ожидает от нас и глубины и честности в отношениях с Ним. Но если мы плохо понимаем себя, боимся себя, боимся своего развития, то наши отношения с Богом скорее всего будут формальными и лукавыми, а при малейшей трудности мы будем впадать в панику.

В свое время я участвовала во многих группах, а также и сама их вела. Для меня участие в группе на долгое время было одной из самых интересных и удивительных возможностей. Именно участие в групповой работе дает человеку ряд преимуществ, которые невозможны в индивидуальной терапии.  

Итак, посещая группы, я стала замечать вполне закономерную тенденцию: зрелая психодинамическая группа в какой-то момент своего развития переходит на уровень, где начинают подниматься вопросы духовного характера, вопросы смысла жизни. Но, поскольку всегда это группы чисто психологические, и на них собираются люди с разным мировоззрением и разными взглядами, продолжать сколько-нибудь конструктивный диалог на тему духовности оказывалось невозможным. Как правило, на этом этапе группа распадалась.

Бывало и так, что психотерапевт предупреждал, что мы не касаемся темы религии, иначе просто скатимся в жаркие и бессмысленные споры. Но ведь это самые важные вопросы. И как же мы можем их обходить стороной!  Как и где можно говорить о том, что начинает волновать человека на определенном этапе его развития? Говорить при этом свободно, делиться тем, чем нигде бы и никогда не стал делиться. Ведь даже близкие не всегда готовы нас понимать.  

Те группы, которые я уже много лет провожу – по своему характеру динамические группы. Иногда я включаю в них элементы психотерапии. Как правило, это упражнения из каких-либо психотерапевтических направлений (гештальт-терапия, психодрама). При необходимости мы разбираем и сновидения.  Я бы охарактеризовала такие группы, как группы личностного развития.

В то же время, поскольку на мои группы приходят люди христианского мировоззрения, то у нас есть общая база, общий фундамент, на который мы можем всегда опереться. Конечно, это не означает, что на ранних этапах группа не проходит полагающиеся ей стадии (к примеру конфронтации, агрессии). Да и как выясняется, христианство тоже все понимают по-разному. Таким образом получается, что прежде, чем группа выйдет на рабочую стадию, членам группы приходится пережить  сложные моменты. Это нормально. И это тоже этапы на пути нашего взросления (развития).

Для чего создаются психодинамические группы? Это некое поле, или если можно выразиться, лаборатория самоисследования. И происходит это самоисследование в процессе общения с другими участниками группы. Поскольку состав группы разнообразен - разный возраст, пол, социальное положение, профессия, семейное положение - это всегда возможность улучшить свои коммуникативные навыки, исследовать свои ограничения в общение. Группа - это хорошая школа общения. Через какое-то время участники группы начинают замечать, как меняется их общение вне группы. Казалось бы многие до сих пор неразрешимые трудности в общении с близкими удивительным образом вдруг становятся разрешимыми.  

Поскольку группа православная, и мы все участники группы хорошо понимаем, что основная наша болезнь – это гордыня, и что, не смотря на то, что «удары по нашему самолюбию» бывают очень чувствительны, все-таки, это не значит, что надо укрываться в психологические защиты. А скорее наоборот, исследовать свои защиты и по возможности разрушать их.

Одна из распространенных защит - это избегание. Все мы стремимся прервать контакт и уйти из отношений, которые доставляют нам сильный дискомфорт. Условия работы группы таковы, что человек продолжает оставаться в группе и проживает кризис, проходит через свои трудности в отношениях. Тем самым он что-то узнает новое о себе, меняется. И это всегда сказывается на его отношениях со внешним миром.

Помимо вполне конкретных актуальных тактических задач, группа имеет вполне определенные стратегические задачи. Одним словом сформулировать их не получится. Это и исцеление от собственных невротических ограничений, обретение внутренней свободы, приближение к тому, чтобы быть самим собой, обретение полноты бытия, это возможность научиться жить здесь и сейчас, это обретение глубоких и близких отношения с людьми…

 Пока это просто слова. Но все они постепенно начинают наполняться конкретным опытным содержанием в процессе прохождения группы.

Теперь о технической стороне вопроса. На мой взгляд, именно такие группы наиболее всего способны привести к долговременному устойчивому результату. Они не содержат никаких спецэффектов, как это бывает иногда в тренингах. По своей сути - это просто разговорная группа. Те два с половиной часа, которые отведены на группу – это разговор. Никаких ограничений нет. Можно говорить обо всем. Мы можем говорить друг другу все, что сочтем нужным. Ведь наша задача не в том, чтобы выглядеть хорошо и пристойно, а прийти к тому, чтобы уметь общаться, уметь выражать себя, контролировать при необходимости свои эмоции (к примеру гнев), научиться справляться с обидой. (Исследовать причины обиды, не прятаться, не закрываться в себя) уметь высказывать свое мнение, даже если кто-то с этим не согласен, отстаивать свои ценности, говорить "нет" ... И все эти навыки начинают постепенно укрепляться в нас и менять наши стратегии поведения вне группы. Кроме перечисленного, есть много всего другого важного, что может быть проработано в группе. Все те  темы, которые я рассматривала в течение года в своих статьях, могут быть предметом обсуждения и работы  в группе. Но надо помнить, что  такая группа - это не площадка для обмена мнениями, не площадка для дискуссий. Назначение группы в ином.

Моя задача как терапевта не научить, не ответить на вопросы (хотя временами приходится отвечать), а способствовать тому, чтобы развивалась осознанность. И это происходит благодаря вопросам, интерпретациям... Ведь дискуссия может быть формой психологической защиты. И тогда  приходится  возвращать группу к тому, чтобы осознавались процессы, которые привели к этому. Всегда важно понимать, что происходит внутри группы, каким образом мы избегаем проживания состояния здесь и сейчас.  

Любой человеческий коллектив - это условная группа.  
В процессе посещения группы человек  постепенно начинает замечать, каким образом он создает конфликтные ситуации, какие психологические защиты ему свойственны, как он убегает от трудных тем или вопросов…  

Постепенно для нас становится понятно, почему какие-то проблемы в нашей жизни мы не можем разрешить годами, почему не складываются отношения с теми или иными людьми…

Как часто и как долго длиться группа? Такая группа проходит 1 раз в неделю. На первых этапах еще возможна ротация, то есть замена кого-то выбывшего новым членом группы. Но потом уже это становится невозможным. Группа начинает жить как отдельный сформировавшийся организм и при попытке ввести нового члена в группу она резко теряет свою динамику, как бы скатывается назад.  

По срокам у такой группы ограничений нет. Какие-то группы могут продолжаться годами. И группа всегда способна создавать пространство для своих членов в их дальнейшем развитии.  Какие-то группы длятся меньше. И это связано, как мне кажется, с
« Последнее редактирование: 15 Февраля 2017, 10:33:22 от ВераН » Записан

"Извлеки драгоценное из ничтожного, и будешь, как уста Мои"

 Пророк Иеремия
Страниц: 1 2 3 [4] Вверх Печать 

На главную ‹ Православный форум храма св. Василия Великого ‹ Искусство ‹ Литературная страница ‹ Тема: Статьи православного психолога Легостаевой М.В.
Перейти в:  


Powered by SMF 1.1.21 | SMF © 2006-2009, Simple Machines