Храм святителя Василия Великого

На главную ‹ Жития Святых

Преподобные игумения Иулиания и монахиня Евпраксия Московские (Зачатиевские)

От седой старины до наших дней сохранились многочисленные свидетельства о праведной жизни основательниц Зачатьевского Алексеевского женского монастыря, что во граде Москве, игумении Иулиании и монахини Евпраксии.

По плоти были они родные сестры святителя Алексия, митрополита Московского, и происходили из знатного рода бояр черниговских.

Родителям их, благочестивым Феодору и Марии Бяконт, Господь даровал многочисленное потомство: пятерых сыновей, среди которых первым по старшинству был Симеон-Елевферий (будущий святитель Алексий), и двух дочерей — Ульяну и Иулию.

Благоверные родители с ранних лет воспитывали детей в благочестии, в любви к Богу и ближним.

Следуя примеру старшего брата Елевферия, сестры Ульяна и Иулия рано полюбили чтение Священного Писания и других душеспасительных книг. Возрастая духовно, они подобно женам-мироносицам следовали за своим старшим братом ко Христу, пламенея любовью ко Господу.

Отличаясь знатностью рода, благочестивые отроковицы славились своей скромностью и милосердием. Многие знатные юноши мечтали видеть их своими невестами, но сестры и не помышляли обручаться с женихами земными, они желали уневеститься Жениху Небесному. Испросив благословения у матери и старшего брата (отец к тому времени уже скончался), сестры поступили в монастырь, где и приняли постриг — Ульяна с именем Иулиания в честь мученицы Иулиании Никомидийской (†304, память 21 декабря по ст. ст.), а Иулия с именем Евпраксия в честь преподобной Евпраксии, девы Тавеннской (†413, память 25 июля по ст. ст.).

Самостоятельных женских монастырей в Москве тогда еще не было — обители разделялись на мужскую и женскую половины, находясь в единой ограде. Стремясь во всем быть достойными преемницами древних святых жен-пустынножительниц, монахини Иулиания и Евпраксия положили в сердце своем желание основать в Москве женскую обитель. Любовь к старшему брату, митрополиту Алексию, внушила этим богомудрым женам мысль устроить обитель во имя преподобного Алексия, человека Божия, его небесного покровителя. Святитель с радостью дал свое благословение на такое богоугодное дело.

Недалеко от Кремля, близ Москвы-реки, находились владения, подаренные еще святителю Петру ханом Узбеком и с тех пор принадлежавшие Московским митрополитам. Часть этих земель была покрыта лесом, а большую часть занимали луга с сенокосами, отчего само урочище называлось Остожье, Стоженец, Остоженка. Урочище находилось недалеко от Кремля, где жил великий князь и где можно было найти защиту на случай нашествия неприятеля, и орошалось двумя реками: с одной стороны речкой Остоженкой, а с другой — Москвой-рекой. Было здесь и село Семчинское, или Сеучинское, с церковью Успения Пресвятой Богородицы. На этом-то месте, принадлежавшем святителю Алексию по праву митрополита Московского, его благословением и иждивением в 1360 году был основан первый в Москве женский монастырь.

Вначале был построен небольшой деревянный храм во имя преподобного Алексия, человека Божия. Маленький и тесный, он освещался лишь узкими слюдяными оконцами. Кроме келий и служб для монашествующих находилось здесь и кладбище, и все было обнесено единой оградой. Затем была построена соборная церковь в честь Зачатия святой праведной Анной Пресвятой Богородицы.

По соборной церкви монастырь именовался Зачатьевским, по престолу во имя Алексия, человека Божия — Алексеевским, а по старшинству над прочими возникшими вслед за ним на Москве женскими монастырями — стародевичьим.

Святитель Алексий, будучи строгим подвижником «от юности своея», любил и почитал только истинное монашество. Отвергнувший все блага мира сего, он хотел видеть и в других то же нестяжание, смирение, послушание, ту же ревность по Богу, поэтому пожелал в новосозданной обители установить общежительство. Тем более что к этому времени общежительный устав уже был введен в монастыре Преподобного Сергия.

Повелением митрополита для обители из монастырей отобрали тридцать сестер, являвших особенные монашеские добродетели. В скором времени количество их возросло до девяноста — числа очень значительного для того времени. Постепенно росло и монастырское хозяйство, вклады в пользу святой обители от людей всех сословий, будь то богатый или бедный, способствовали укреплению и известности монастыря.

Преподобная Иулиания, подобно своему брату рано презревшая мирские удовольствия и обученная монашеству духовным подвигом, следовала в управлении обителью опыту древних подвижников. Имея светлый ум, она ясно сознавала необходимость различия в обращении с насельницами монастыря и благословляла новоначальных на послушания, сообразно способностям и характеру каждой; смогла объединить силою своего мудрого правления различных по происхождению и мирским привычкам людей в духовную семью. Всецело проникнутая духом христианского благочестия, обучала она монашескому житию не столько повелением, сколько советом, просьбой и собственным примером. Эти душевные свойства снискали ей всеобщую любовь не только монашествующих, но и мирян.

Верной помощницей преподобной Иулиании была ее сестра монахиня Евпраксия. Все труды по устроению обители они несли вместе. В монастыре все делалось по совету и благословению их старшего брата, и около южной части ограды была выстроена келья, в которой он часто останавливался.

Преподобные матушки имели любящие и милующие сердца и всегда были готовы оказать помощь голодным, убогим, обездоленным, приходящим под кров святой обители. Во время бед земли Русской становились они утешительницами, молитвенницами, кормилицами, целительницами всех страждущих и болящих. Так, оказывая любовь ближним, в кротости и смирении, преподобные сестры соделывали свое спасение.

Но вот подошли к концу дни земной жизни основательниц обители. Не окончилось еще годовое поминовение Сергия Радонежского, игумена множества мужских монастырей, как монашество постигла новая утрата и великая скорбь об игумении Иулиании — начальнице женского общего жития.

Шел 1393 год. Весна вступила в свои права, церкви Божии огласились песнопениями Христовой Пасхи — весны духовной, освящены были весенние воды в день Преполовения Пятидесятницы, наступила суббота четвертой недели по Пасхе. В ночь на 3 мая (по ст. ст.) спокойствие обители нарушено было троекратным ударом колокола, возвещающим о кончине досточтимой матушки игумении. Плач и стенания наполнили монастырь. Все спешили поклониться умершей, воздать последнее целование благочестивой подвижнице. Соединив слезы дочерней любви с радостным пением «Христос воскресе», сестры простились со своей духовной матерью и погребли ее с подобающей честью около монастырского храма. Смерть начальницы общежития замечена летописцем того времени: «По Великом дни (по Пасхе) на четвертой недели в субботу на ночь преставися игумения Алексеевская Ульяна, дщи некоего богата родителя и славна, сама же зело богобоязлива, чернечьствовавши лет более 30 и игумения бывши 90 черницам, и общему житию женскому начальница бывши, и за премногую добродетель любима бысть от всех и почтена всюду и положена подле церкви». Через год отошла в мир иной и сестра игумении монахиня Евпраксия.

Хотя Алексеевская обитель в смерти игумении Иулиании и ее верной помощницы монахини Евпраксии понесла великую утрату, но благотворные начала благочестивой настоятельницы и после ее кончины приносили духовные плоды. Добрые качества, составляющие достоинства монашеского жития сестер Зачатьевской Алексеевской обители при жизни первоначальницы, долгое время и после смерти игумении усваивали в общем мнении первенство этому монастырю.

Над местом погребения преподобных сестер вскоре была сооружена часовня. Позднее, в 1766 году, на этом месте был построен храм в честь иконы Божией Матери «Неопалимая Купина», который в 1887 году соединили с собором Рождества Пресвятой Богородицы и освятили в честь Казанской иконы Божией Матери.

После кончины преподобные не оставляли созданной ими обители. Господь сподобил Своих угодниц благодатных даров, обнаружившихся многими чудесами, которые творили преподобные Иулиания и Евпраксия по усердной молитве всех, призывающих их на помощь. Никто не считал, сколько было исцеленных небесным заступничеством матушек, поэтому из ревности к прославлению игумении Иулиании и монахини Евпраксии сестры Зачатьевской обители стали записывать чудеса и исцеления, совершавшиеся по молитвам основательниц.

Лишь с закрытием обители в 1925 году была прервана монастырская летопись, но не прекратились благодатные исцеления по молитвам преподобных матушек. И ныне, с возрождением монастырской жизни, возобновилась и запись чудес, совершающихся у мощей угодниц Божиих.

 ←  Священноисповедник Михаил (Викторов), пресвитер (1933)

Преподобный Варлаам Серпуховской  →